Ford William Harker // Форд Уильям Харкер

полное имя – Кроуфорд – уже не существует даже в документах, известно только Натаниэлю

"At the start I was like 'Oh no, like I'm– I'm dead'. It's kinda affected my friendship with normal people and my family and stuff. But the way I see it I have a whole new family who accept me for who I am, and I accept them for who they are…even though one of them killed me."

https://i.ibb.co/kSjBdLL/4-F2-F2-CF6-CD09-4-C55-A944-A6-A880-F08-E7-F.jpg
fc: matthew goode

» Раса: вампир
» Возраст: обращен в 42, примерно на столько и выглядит / 246 (16 мая 1776)
» Род деятельности: стендап-комик

Две ровных шеренги кораблей нежно-белым гребнем прочесывают непослушные волны мыса Трафалгар. Вдаль красно-синими тревожными точками уходит ряд геометричных флагов – символов свободы, гордых знаков отличия.
В затаившейся перед бурей тишине на Победе испуганной чайкой взмывает к небу флаговый сигнал. Напутствие, которое для каждого может стать последним.
– Капитан Харкер.. сэр.
Худощавые руки самого молодого из команды – его прозвали Чиппи, а настоящего имени уже не вспомнить – нервно разминали пластинку янтарной смолы. Кроуфорд знал, что тот соврал и своем возрасте, записываясь на службу – наверно, даже такая перспектива прельщала больше, чем три года в детском доме. На отчаянного патриота он не походил, но и проблем не приносил, и потому Харкер вежливо делал вид, что ничего подобного ему неизвестно.
– Мне страшно. Вы не боитесь умереть сегодня?
– Чего бояться, Чиппи? Минуть пять, дай бог, у нас есть, а вся жизнь - и есть, в сущности, пять минут, повторенные много раз. Жить вечно все равно никому не дано.

Леденящий душу, и одновременно с тем удивительным образом приводящий в чувство звук пушечного выстрела прервал их разговор. Того дня Чиппи пережить не удалось.

***

Кроуфорд быстро шёл по Пэлл Мэлл, тёмное пальто терялось в ночной синеве. Перед двухэтажным зданием Кэмбридж-клуба, кутаясь в широкий шерстяной шарф, стояла хрупкая фигура.
– Харкер! – воскликнула она, когда на его лицо упал рыжий свет фонаря.
– Агата, право, – он замедлил шаг, когда они поравнялись, – что вас привело сюда?
Женщина откинула капюшон пальто, и стало видно, что лицо её бледно, как лист писчей бумаги.
– Вам холодно? Вы дрожите, – он потянулся было к пуговице, чтобы предложить своё пальто.
– Я дрожу не от холода, мистер Харкер. Простите, – голос её вдруг сбился, – я не знала, к кому пойти. Чарлз не захочет и слышать о подобном. Вы же знаете, что Лиз.. что моя сестра умерла в прошлом году. Диагноз – потеря крови. А ведь она даже не болела, мистер Харкер. И я все думала – как же такое могло случиться? Доктор сказал, она, должно быть, участвовала в тёмных ритуалах, привлекающих внимание юных девушек, но я ведь знала Лиз. Она бы и капли хереса никому не отдала, не говоря уж о крови.
Женщина вдруг остановилась и повернулась к нему, в глазах подрагивали отблески автомобильных фар.
– Вы что-то слышали о вампирах, Кроуфорд?
Он звонко, подчёркнуто насмешливо рассмеялся.
– Я прошу вас, скажите, что это шутка. Вампиров не существует, Агата, как и эльфов, и даже накеров. Пойдёмте, вернёмся в клуб – вам необходимо согреться, стаканчик шестилетнего Брэдфорда должен помочь.

***

«Лол креатиФФ говно аФФтар мудак». Форд отвернулся от мерцающего экрана компьютера и устало потер переносицу. Попытки найти информацию о вампирах неизменно заканчивались нахождением коротких историй сомнительной художественной ценности, воспевающих гомосексуальную любовь между персонажами романа Энн Райс. А ведь она даже не была вампиром.
– Знаешь, – он кликнул курсором «завершить работу» и переместился в кресло с бокалом Брэдфорда в руке. Многолетняя привычка, так его и не покинувшая. – Я начинаю сомневаться в информационной ценности этого так называемого интернета. Если, конечно, ты не пытаешься найти порнографию. Но кризис вампирских ресурсов налицо – я искал даже по запросам «помогите я регенерирую клиника по страховке» и «купить кровь недорого».

Продолжая сокрушенно ворчать, он взял со столика толстую книгу и раскрыл на последней прочитанной странице. Пестрые, выцветшие от времени иллюстрации изображали средневековые пытки во всем разнообразии и красочности. Форд поддался печальному очарованию ностальгии.

***

Вы когда-нибудь замечали, как в название любого фильма о вампирах так и норовят впихнуть прилагательное, что-то вроде «темный», «мрачный», «кровавый»? Я имею в виду, как они вообще себе нас представляют? Пойду-ка в зловещий супермаркет, куплю себе мрачную губку для обуви и кровавых мусорных мешков. И не забыть прихватить салфеток для рук прямиком из тени.

А как вам все эти стереотипы про вампиров из вчерашних сказочек, о, простите, древних легенд? Не едят чеснок, не ходят в гости. Крошка, ты можешь рассыпать передо мной хоть весь старбакс, время обеда есть время обеда.

Мой лендлорд несколько недель подряд пытался заговорить со мной о повышении стоимости аренды. Я ему говорю, два лорда всегда смогут договориться, а он опять за свое – двести долларов, двести долларов.
Как там говорят – не существует проблем, есть только возможности? В общем, пришлось его ликвидировать. ЛИКВИДировать, поняли?

Спасибо, спасибо. Вы замечательная публика. Приходите в следующую пятницу, поговорим о вампирах-веганах, новой этике и активном согласии на укус.

меньше описаний, больше фактов

До обращения в вампира больше двадцати лет прослужил в британском флоте, участвовал почти в сотне морских сражений, ушел в отставку – по официальным причинам – в связи с травмой, не совместимой с исполнением служебных обязанностей. В реальности нахождение рядом с людьми в течение долгого времени, а в особенности вид ран стали для него невыносимыми. Кроме того, быстрая регенерация привлекает слишком много внимания.

Был обращен в предсмертном состоянии, без возможности согласиться или, очевидно, отказаться. Крайне негодовал.

Порядка сорока лет совокупного времени провел в путешествиях.

На удивление быстро освоил серую мораль, подаренную гипнозом и лишающую необходимости зарабатывать честным или вообще хоть каким-то трудом.

От любопытства и избытка времени, однажды в середине двадцатого века решил попробовать себя в актерстве, и так подсел, что занимался эти почти 30 лет.

С детства увлеченный культурой – литературой и театром в частности, а с недавних пор и кинематографом – Форд активно работает над созданием вампирского клуба, с целью объединения творческих деятелей и повышения статуса вампиров в магическом сообществе.

» Способности, навыки: стандартный вампирский набор
» Дополнительно: за долгую жизнь попробовал себя в актерском мастерстве, литературной критике, журналистике и теперь стендапе. Пробовал писать книги, но выяснилось, что начитанность не дает по умолчанию писательского таланта. Сохранил небольшое количество человеческих привычек – пить виски, изредка валяться в кровати по ночам, в особых случаях даже готовить многочасовые сервированные ужины. От серебряных приборов пришлось отказаться.

» Игровые предпочтения: обычно третье лицо, птицу-тройку в последнее время стабильно игнорирую, но могу если соигроку так удобнее. предпочитаю игры не связанные с властью, политикой и интригами. разговоры норм, движуха отлично, тарантиновский кровавый экшн просто великолепно. но вообще я довольно всеяден и подстроюсь. предпочитаю посты 2-3к, пишу медленно но верно
» Что делать с персонажем в случае ухода: отдать его душу фейри
» Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

пример поста

Мутно-рыхлое облако не поддающихся идентификации частиц проплыло по сознанию Берты, очень ненавязчиво возвращая её к реальности. Или, точнее, просто напоминая о том, что эта реальность вообще существует, и если ей будет угодно, то есть такой вариант как вернуться в не. Но та сопротивлялась до последнего, полагая, что если она подержит глаза закрытыми еще хотя бы немного, то тошнотворное ощущение в голове куда-нибудь исчезнет.
Прогноз не сбывался.

В щелочку между дрожащими ресницами стало видно серый, в заплатах краски потолок – это точно не её спальня. Поддерживая в себе силы страдальческим, еле слышным «твоюмать», она повернула голову и обнаружила сразу несколько интересных элементов интерьера, а также один живой объект. Отвратительной блестящей краски бежевые стены и клетчато-металлическая решетка игриво гармонировали с Томом, пытавшимся уместиться на узкой неудобной скамейке, как ютится на жердочке для канарейки огромный яркий попугай.

Из этого удалось сделать вывод, что, наверное, именно на такой лавке лежит и она. Это отчасти объясняло, отчего так ныла спина, и полностью объясняло, почему ей приходилось придерживать рукой пол, чтобы не скатиться вниз.

– У меня такое чувство, что мы больше не в Канзасе, – сообщила Берта и, осторожно зевнув, предприняла попытку подняться. Подлое тошнотворное ощущение, стоило только привести себя в сидячее положение, перекочевало из головы в живот – видимо, локация у него была установлена по джипиэс.

Что мы будем делать теперь? Теперь мы попробуем сосредоточиться и вспомнить, как же мы сюда попали. Да, это интересный вопрос.

– Ты уверен, что ей можно доверять? Ну да, конечно ты уверен, – Берта незаметно закатила глаза и покорно поплелась за Линдерманном, что стало происходить подозрительно часто. Если однажды она перестанет задавать вопросы и сомневаться в каждом шаге, надо будет начать переживать.

Неуютная комната, жесткий стул. Иногда ей казалось, что все специально устроено так, чтобы не оставить ей шанса на положительную ассоциацию с веществами. За последние месяцы знакомый химически-приторный запах стал ассоциироваться у нее с работой, как у других звонок от назойливого заказчика, место в опенспейсе или белая сорочка с галстуком-селедкой. И действия пальцев, такие же привычные и почти механические.

– Все готово. Пять минут, и можем начинать.

Стылый январский воздух моментально вцепился в щеки и тыльные стороны ладоней. Коротко о здоровом образе жизни Сакс: обязательная, нерушимая традиция – надо покурить перед тем, как.. покурить. Иначе и сосредоточиться не получится, и настроение не то, и вообще, не пойдет игра без этого.

Сверху, на пару этажей выше, что-то громко бахнуло. Берта неспешно подняла глаза, пока подсознание невольно рисовало красочную картину, как с крыши по нелепому стечению обстоятельств – скажем, голубь, сам того не зная, использовал валяющуюся арматуру как рычаг – падает обломок кирпича и, какая незадача, приземляется прямо ей на голову. Хрясь, шмяк, кровища, и вот уже ворона выклевывает её деликатесные мозги. Она тряхнула головой, отгоняя эту мысль, а потом еще раз – отгоняя упавшую на глаза челку, которая что-то стала слишком длинной.

Тонкая, полупрозрачная рисовая бумага сама ложилась на палец. Могла бы стать роллом с креветками и фунчозой или протирать объектив Хассельблада, но станет тем, чем станет. Берта никогда не пользовалась дебильной машинкой для самокруток, созданной специально чтобы похищать все удовольствие от процесса – только вручную. Аккуратно снять сухие листья, надламывая особенно крупные, убрать все ветки. Крошечная щепотка гвоздики, только для запаха. Скрутить достаточно туго, но не слишком, чтобы не нарушить свободное прохождение воздуха между листьями. И никаких порнографически загнутых концов.

Отредактировано Ford Harker (2022-09-12 15:33:54)